Мюнхен, русские адреса. Часть 1

В этом разделе рассказывается о "русских" адресах, связанных с церковью Св.Архангела Михаила (РПЦЗ);протопресвитера Василия Виноградова;певца Михаила Александровича;писателя и сценариста Владимира Кунина; государственного деятеля и генерала Александра Лебедя;поэта Евгения Евтушенко; политика и коммуниста Евгения Левине и барона Рауша фон Траубенберга.


Achatstrasse 14  ( городской район Luеdwigsfeld)


По этому адресу находится одна из самых известных и почитаемых  в РПЦЗ  Германии церковь Святого Архангела Михаила ( храм Архистратига Божия Михаила).  Церковь объединяла многочисленных эмигрантов послевоенного "русского" поселка Людвигсфельд. По окончании Второй мировой войны в этом поселке  был создан сначала лагерь для «перемещенных лиц», а позже в выстроенных здесь домах барачного типа германские власти  разместили тысячи беженцев более чем двадцати национальностей. Вторая мировая война породила громадный поток русских эмигрантов, не желавших признавать советскую власть. Среди них оказались и люди, сознательно вставшие на путь борьбы с советским тоталитаризмом, военнопленные, опасавшиеся возвращения домой, и молодые люди, вывезенные с оккупированных фашистами территорий в Германию в качестве дешевой рабочей силы. По далеко не полным данным к 1952 году только в Европе было 452 тысячи перемещенных граждан СССР. Большинство этих изгнанников объединяло политическое неприятие советской реальности. И второй, хоть и чужой, родиной для русских эмигрантов 40-х годов стала Германия, преимущественно баварская столица Мюнхен и его окрестности, в частности – Людвигсфельд. В конце войны на территории этого поселка были созданы отделения концлагеря Дахау, где в специальных цехах автозавода ВМW принудительно трудились граждане из стран Восточной Европы, в том числе из СССР. 
В 1943 году в районе Людвигсфельда находилось и зенитное подразделение, оборонявшее от налетов предприятия БМW. В этом подразделении ПВО проходил службу и  16-летний рядовой Йозеф Ратцингер (ныне – Его Святейшество  Бенедикт XVI,   Папа римский на покое ). 

Материалы по истории «русского» Людвигсфельда можно обнаружить сегодня в ряде специальных архивов и в музеях, в которых рассказывается об истории и жизни «второй волны» эмиграции в Германии. Почти все жители Людвигсфельда изменили свои фамилии и придумали свою легенду, чтобы немецкие и американские власти не вздумали их выдавать советам. Многие выходцы из СССР посещали здесь церковные богослужения и одновременно состояли членами эмигрантских организаций: «Союза борьбы за освобождение народов России» (СБОНР), Центрального объединения политических эмигрантов (ЦОПЭ), Народно-трудового союза (НТС). Из-за боязни быть высланными из Германии в СССР они поневоле становились прислужниками и негласными агентами «Американского комитета освобождения» на улице Лессингштрассе, 6 в Мюнхене, которым руководил американский адмирал Лесли С. Стивенсон, он же – основатель «Толстовской библиотеки» в Мюнхене. Против этих центров среди перемещенных лиц развернул пропаганду созданный в 1955 году советский «Комитет за возвращение на Родину», получивший через 4 года название «Комитет за возвращение на Родину и развитие культурных связей с соотечественниками за рубежом», идеологов которого как огня боялись жители Людвигсфельда.

С тех первых послевоенных лет и стало традицией ежегодное проведение в день праздника Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных богослужений в Людвигсфельде,  К сожалению, когда-то многонациональный приход при местном  храме постепенно стареет и вымирает. Все современные приходы в Мюнхене тоже многонациональны по своему составу, о чем рассказывал в одном из своих интервью ключарь Кафедрального собора РПЦЗ протоиерей Николай Артемов ( настоящая его фамилия по отцу – Зайцев)  :
– Большая новая волна, не столько эмиграции, сколько иммиграции, накатила в Германию с начала 1990-х годов. Это "русские немцы" (смешанные семьи), а к ним присоединялся так называемый "контингент" – новая волна евреев, покидавших Россию… Они, по идее, направлялись через Австрию из СССР в Израиль. Однако потом уклонялись: кто в Германию, кто в США, а кое-кто устраивался даже на американской радиостанции в Германии, был и такой вариант. А в 1990-х годах стала складываться иная картина эмиграции. Сама Германия объявила программу, смысл которой – восстановить еврейство в Германии, поднять их численность до уровня, предшествовавшего захвату власти нацистами… Германо-еврейские старожилы начали жаловаться, что, во-первых, приехавшие вообще не интересуются синагогой, а, с другой стороны, они, если и заинтересуются, то входят туда и блюдут свои интересы так четко, что или вся синагога захватывается ими, или происходит раскол. Но это в синагоге. Что же касается Церкви, то многие выехавшие евреи состоят в смешанных браках или же сами принимают крещение. Иногда приезжают принявшие крещение до выезда. Это объясняется по-разному. Есть и чисто религиозные причины, приводящие этих людей в Церковь. Бывает, что в храм приводит человека какое-то чувство культурной причастности к русскому духу" (конец цитаты).
 
... Свято-Архангело-Михайловский приход РПЦЗ был основан еще в мае 1945 года в баварском Кемптене. Осенью того же года лагерь в этом городе   закрыли  и перевели вместе с  его храмом в город Фюссен, где находился транзитный лагерь для беженцев. Позже этот лагерь перевели в мюнхенский пригород Шляйсхайм, где он функционировал до января 1953 года. Деревянные церковь и колокольня перенесены в Людвигсфельд. Позже и эта временная церковь была снеcена. В июне – ноябре 1953 года  в русском поселке верующие занимались постройкой нового каменного храма.  Возведенный  и освященный в 1963 году храм  во имя "Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных" стал пятым храмом в Германии, построенным русскими беженцами в послевоенный период. Этот храм и его приход  отражают судьбу русских беженцев и "остарбайтеров", попавших в Баварию до и во время Второй мировой войны.

С середины 60-х годов в поселке закрепилась традиция ежегодного проведения в день праздника Собора Архистратига Михаила торжественного богослужения c участием многих паломников из других приходов РПЦЗ в Баварии. Богослужения по случаю престольного праздника прихода всегда совершает правящий архиерей епархии совместно с духовенством из Мюнхена. Праздник  завершается   крестным ходом вокруг храма  и большой трапезой.

 В храме  хранятся чтимая икона архангела Михаила и небольшой ковчег с частицами мощей, перед которыми молились многие епископы и священники РПЦЗ и духовно окормляемые им многочисленные прихожане. По некоторым данным, икона архангела Михаила была написана в 1947 году художником Л. Рыком. Как и другие храмовые иконы, она строго не соответствует канонам русской иконописи, а скорее типичнa для церквей на юге России и Украины. В заново изготовленном в 2012 году в  деревянном ковчеге хранятся мощи прп. Серафима Саровского и фрагмент мантии этого святого; мощи святого Нифонта, епископа Новгородского; святой праведной девы Юлианы, княжны Ольшанской, а также мощи из Киевского пещерного монастыря: святого мученика Нестора (день памяти - 28 октября); мучеников Василия и Феодора (11 августа), святого священномученика Макария, митрополита Киевского (1 мая); святого Михаила Чудотворца и митрополита Киевского (30 сентября) и святого Иоанна Постника (7 декабря). Кроме того, в алтаре находятся ещё и мощи преп. Иова Почаевского.

Памятными событиями в жизни детей и взрослых Людвигсфельда были не только торжественные Литургии в Пасхальные дни, но и Рождественские праздники и последующая за ними новогодняя елка, в которых в 50-е годы участвовали более ста детей и около 250-ти взрослых.  В качестве самостоятельной группы на рождественском празднике выступала группа детей калмыков численностью до 20 человек. Они читали  русские стихи и  исполняли песни, выученные   в  местной приходской школе. Финансовую поддержку для проведения рождественских праздников приход  получал от Всемирного Совета Церквей, от Толстовского Фонда и от "Объединения бывших жителей Шляйсхайма" (США).  Два раза в Людвигсфельд приезжал с рождественскими подарками для детей кардинал Мюнхена и Фрайзинга Юлиус Август Дёпфнер (1913 –1976).

До 1952 года  храм Архистратига Божия Михаила служил кафедральным собором, поэтому  по великим церковным праздникам службу в нём совершал правящий архиерей. Главным священнослужителем храма в период 1951 – 1964 гг. был протопресвитер Василий Виноградов, а с 1957 года  вторым священнослужителем прихода был протоиерей Сергий Матвеев, скончавшийся в 1976 году. С начала 50-х годов до самой своей смерти в середине 60-х годов в храме служил бывший  полковник  царской армии Александр Орлов. Известно, что  50-е годы в храме  служил дьякон Алексей Адьюнсов, а функции старосты выполнял  Василий Яковлевич Горожанкин. В 1957 году оба они решили вернуться в СССР. Богослужения в 50-е и 60-е годы регулярно посещали   до 100 человек.  Столько же людей  посещают  приход и в наши дни. В последние годы прихожане и друзья прихода основательно отремонтировали здание церкви  и колокольню. С 2006 года храм находится под охраной исторических памятников. Однако недавно неизвестные воришки через окно проникли в храм и украли литургическую посуду.
В ноябре 2016 года в храме правящим архиереем  архиеписскопом Марком  в сослужении  священников и настоятеля прихода иереея Андрея Березовского   произведено малое освящение престола. Этот престол  освящался еще полвека назад. К этому событию одним рабом Божиим по имени  Владимир была изготовлена красивая резная наружная часть облачения или индития. Кроме того, изготовили  и облачили новую срачицу, положили новый покров, изготовленный сестрами Елисаветинского монастыря в баварском Бухендорфе. Многие старостой прихода был выросший в "русском поселке" Евгений Репников, а ныне его пост занимает этнический серб Негош Вукович, свободно овладевший русским языком и пользующийся авторитетом у прихожан.



Am Gottesackerweg 53 (городской район Фельдмохинг)

Это адрес городского кладбища, где обрел свой последний приют священнослужитель Православной Российской Церкви, впоследствии – протопресвитер РПЦЗ, богослов и православный публицист Василий Петрович Виноградов (1885 –1968). Его могила под номером 27 находится во втором ряду, в 28-м секторе, неподалеку от дощатого забора. Первоначально на ней стоял деревянный крест, замененный позже на черную лабрадоровую плиту. За могильным памятником растет высокая ель, украшенная в двух местах остатками выгоревшей на солнце прошлогодней елочной мишуры. Сообщая автору этих строк месторасположение  могилы протопресвитера Василия  Виноградова, служащий администрации Западного кладбища господин Якоб Грайзингер напомнил, что "могила сохраняется только до 27 октября 2017 года". Наверняка за место на кладбище заплатят из казны Германской епархии РПЦЗ.  Возможно, что ее руководство когда-то установит мемориальную доску на стене дома по улице Опалштрасе 30 в Людвигсфельде, где жил известный  протопресвитер РПЦЗ  Василий Петрович Виноградов. Кто-то из его духовных чад посадил позади могильного памятника ель и до сих пор во все времена года заботливо ухаживает за памятником. По рассказам служителя кладбища, "на русское Рождество нижние ветви ели неизвестные люди украшают новогодними игрушками". На Радоницу сюда приезжает c  прихожанами нынешний настоятель Михаило-Архангельской церкви в Людвигсфельде – иерей Андрей Березовский,  проживающий  на улице  Cincinnatistrа;e 56.Отец Андрей   родом с Западной Украины, он взял фамилию своей супруги, являющейся близкой родственницей митрополита Онуфрия Березовского, предстоятеля Украинской Православной Церкви.


Arabellastrasse 5 (городской район Bogenhausen)

С 90-х годов прошлого века одна из арендуемых дорогих квартир в пятизвездочной гостинице   "Sheraton Muenchen Arabellapark Hotel" связана с именем  выдающегося тенора Михаила Давидовича Александровича (23 июля 1914 – 3 июля 2002). В гостиничной квартире проживал с семьей известный   в бывшем СССР певец, чьи песни почти ежеднневно звучали  по радио. Михаил Александрович  был родом из Латвии. Его родители, работавшие  на сельском постоялом дворе и торговой  лавке,  первыми  обнаружили  красивый голос  и дивились музыкальной памяти и отличному  слуху  маленького сына. В  1921 году семья Александровичей только ради развития  и музыкального обучения  сына  переехала из крохотного местечка Берзпилс в Ригу. Миша  стал учиться в народной еврейской консерватории, основанной Соломоном Розовского. 7-летнего мальчика педагоги называли  "абсолютно готовым певцом".  Через два года в Риге состоялся первый публичный концерт девятилетнего Михаила, об успехе которого восторженно   писала столичная пресса.  В 1924 –1926 гг. юный певец  выступал в Латвии, Литве, Эстонии, Польше, Германии. В эти годы он пел уже не только на русском, немецком и идиш. В 1927–1933 гг. Михаил Александрович учился в гимназии и одновременно  игре на скрипке в Рижской консерватории. Пению учился  в Еврейской народной консерватории  Риги у педагога Е. Вайсбейна и концертмейстера С. Зегора. В январе  1933 года он выступил в Риге с сольным концертом и   дебютировал как кантор в рижской Староновой синагоге. В следующем году  он переехал в Манчестер (Англия), где стал главным кантором местной синагоги. Живя и работая в Англии, Михаил Александрович периодически выезжал в Италию, где совершенствовался свое пение у знаменитого  итальянского оперного певца  (тенор) Беньямино Джильи (1890 – 1957), считавшегося в народе  «наследником»   Энрико Карузо.

В   1937 году Михаил Александрович переехал в Литву, где стал кантором хоральной синагоги "Оэль Яаков" в Каунасе. Наряду со службой в синагоге, М. Александрович пел в опере и давал концерты. В 1940 году  с присоединением Литвы  к Советскому Союзу возникли проблемы с канторской деятельностью. С весны 1941 года Александрович pаботал  в  Белорусской госэстраде  (Минск).  Как  артист Всесоюзного концертного объединения выступал  с концертами в разных городах. Во время Второй мировой войны Михаил  Александрович  пел для солдат Закавказского фронта ( 1942–1943 гг.), а между поездками на фронт  гастролировал в Баку, Тбилиси, Ереване. 5 июля 1943 года он  впервые выступил с концертом в Москве и покорил взыскательных слушателей своим  чарующим,  бархатным голосом  и виртуозным  исполнением  оперных арий.  После войны  Александрович много  гастролировал  в городах  Советского Союза,  а в 1947 году ему присвоили  звание Заслуженного артиста РСФСР. Через год за концертную деятельность ему была присуждена Сталинская премия. В Советском Союзе было выпущено около 90 разных пластинок с его записями, а  общий тираж пластинок составил более 2 миллионов  экземпляров. Однако в  60-е годы певца начали активно выдавливать из советского искусства. Министерство культуры СССР  стало  ограничивать число его  сольных концертов – до 5 концертов в месяц. Чиновники от министерства  не могли мириться с очень большими заработками артиста и особенно его популярностью в народе. Михаил Александрович  был кумиром миллионов. Старшая сестра автора этих строк Евгения Чернова говорила, что она влюбилась в певца только за его божественный голос. Его фотокарточки она хранила в своем личном альбоме, где были приклеены все ее близкие  и дальние родственники. Однако знала бы  моя высокая сестра, что рост взрослого Михаила Давидовича  составлял всего... 158 см! В октябре 1971 года  Александрович с семьей выехал на постоянное жительство в Израиль, а  через два года  он переехал оттуда  в США. Певец говорил о себе: "Я не жалуюсь на мою жизнь в Советском Союзе. Единственное, чего мне не хватает, – это возможности служить еврейской культуре, своему народу… Но, видит Бог, я любил эту страну, я искренне хотел стать его сыном. И не моя вина, что остался пасынком".  Михаил Александрович   успешно  концертировал в Тель-Авиве, Нью-Йорке, Торонто, Рио-де-Жанейро, Сиднее и Буэнос-Айресе, выступал с канторским пением в синагогах. На Западе певец выпустил несколько  пластинок с записями оперных арий, русских романсов, еврейских  песен,  канторских псалмов и гимнов.  В 1985 г. в Мюнхене была издана книга воспоминаний  Михаила Александровича "Я помню...", которую, вероятно, написал его зять  Леонид Махлис ("Machlis Publications", Мюнхен, 1985). Один экземпляр этой книги с  автографом певца автор этих строк подарил Баварской Государственной библиотеки в Мюнхене.

В 1989  и 1991 годах  Михаил Александрович провел  гастрольном турне по городам Советского Союза и выступал с концертами в Москве. В начале 90-х годов  он проводил вечера встречи с русскоязычными жителями Мюнхена. Однако эти мероприятия проходили не в лучших залах. Знаменитый артист был плохим рассказчиком о своей жизни. Устные выступления сопровождались не "живым пением", а  прослушиванием пластинок.  
Зять Михаила Александровича Леонид Махлис вспоминал: "Я помню, в последние дни жизни он тяжело очень уходил, он был очень болен, он ослеп практически и оглох. Общая старость. Жизнь выходила из него очень мучительно. И однажды он мне сказал: «Наверное, если я когда-то предстану перед Богом, я хочу только проверить свои предположения. Я думаю, что он большевик с большим партийным стажем. Он мастер все уравнивать. Вот за мою счастливую жизнь я получил такую страшную старость». 3 июля  2002 года  Михаил Давидович  Александрович скончался  в Мюнхене. К 100-летию со дня его рождения житель Мюнхена выпустил  в  российском издательстве «Весь мир» книгу «Шесть карьер Михаила Александровича». 


Gerhart–Hauptmann-Ring 11 (городской район Neuperlach)

По этому адресу ( он один из нескольких известных адресов) жил писатель, драматург и сценарист, член Союза кинематографистов России и Союза писателей России Владимир Владимирович Кунин (настоящая фамилия – Фейнберг; 19.06.1927 – 04.02.2011). В Германии он жил с начала 1990-х годов, эмигрировав сюда как "контингентный беженец" с получением социальной помощи.
Владимир Фейнберг родился в Ленинграде в семье кинорежиссёра В.Б.Фейнберга. После войны поступил в Институт физкультуры и спорта, но был отчислен оттуда через четыре года, когда обнаружилось, что у студента был  фальшивый
аттестат о среднем образовании. К тому времени Владимир  стал мастером спорта по акробатике, и после отчисления несколько лет выступал в цирках. Получив травму, Владимир попал в больницу, где начал писать первые рассказы. Литературный дебют  Владимира Кунина состоялся в журнале "Советский цирк". Затем он два года работал специальным корреспондентом этого журнала и газеты "Советская культура". После успеха снятой по его повести киноленты "Хроника пикирующего бомбардировщика"  (1967) В. Кунин переключился на писательскую деятельность. Всего Кунин написал несколько  повестей и романов, а также около 30 киносценариев. По его книгам сняты, в частности, фильмы "Интердевочка", "Сволочи" и "Ты иногда вспоминай". После "Интердевочки" В.Кунин обратился к эмигрантской теме. Так появилась на свет его книга, в названии которой фигурирует главная площадь Мюнхена – "Русские на Мариенплац". 

Кунин жил в баварской столице с  1990 года.  Один из хороших знакомых автора этих строк рассказывал, что он некоторое  работал в должности охранника возле кассы  для получателей социальной помощи в здании "Sozialreferat" Sozialb;rgrhaus Ramersdorf-Perlach; Thomas-Deller Str.16). Возле этой кассы "русскоязычный" охранник и познакомился с Владимиром Фейнбергом (Куниным). Знакомство было необычным. Охранник заметил, что в помещении, где располагалась касса, никого нет, и в шутку сначала выругался матерной бранью и  другими неценцурными словами, которые можно встретить на страницах книги "Русские на Мариенплац".  После этого охранник с улыбкой и дружелюбно воскликнул:
– Что делает здесь Владимир  Кунин!?
– О, какая встреча!!! Слышу русский мат и  родную речь! – тоже с улыбкой произнес Владимир Фейнберг. 
Вот так и познакомились в Мюнхене два наших соотечественника. Владимир Фейнберг стал рассказывать охраннику, почему он появился в  этом заведении для малоимущих и неимущих: якобы купить для больной супруги по дешевой цене пару билетов для проезда в городском транспорте. Охранник только кивал головой и молчал. Он видел, как кассир выплачивал через окошко деньги и  знал, при наличии каких специальных документов  (так называемый "Мюнхенский паспорт"-  и только для "социальщиков")можно приобрести билеты по два евро за штуку...

На одной из своих  встреч с читателями В.Кунин признался, что никогда не тосковал по Родине и не считал себя эмигрантом. Если В. Кунин о чем-то и жалел, то только о том, что не стал в свое время танцором-чечеточником. Один из часто задавaемых ему вопросов был следующий: почему вы уехали из России? В одной из публикаций можно прочитать ответ такой ответ Кунина: 
– Многие приезжают и спрашивают – почему я живу в Мюнхене? Поначалу я тупо и очень серьезно пытался объяснить – почему. Я рассказывал долгую, слезливую историю о том, что моя жена была очень тяжело больна. Ее дважды прооперировали здесь, у нее был субтотальный рак, чудовищно сложные операции и метастазы черт-те куда! Один из профессоров нашего онкологического института на Песочной сказал: «Увози! Иначе она умрет через четыре месяца». Первое время я доставал за валюту лекарства, которые ей были положены, а процедурная сестра воровала и продавала мне же мои лекарства по второму кругу…С тех пор прошло семь лет, моя жена прекрасна и здорова. Сначала у нее каждый месяц были осмотры, теперь – раз в год. Все нормально, все хорошо. Я рассказывал эти истории многим журналистам. Надоело. Теперь я говорю просто: «Ребята, какого черта вы меня об этом спрашиваете? Вы же не спрашиваете о 267 человек наших хоккеистов, играющих в разных командах мира! Вот, представьте, что я 268-й. Если будет играть сборная России – я приеду, не волнуйтесь. А пока оставьте меня в покое!» Мне в Мюнхене хорошо. Мне спокойно, мне пишется, мне сочиняется... Мне 73 года, – а все еще сочиняется…» По словам В.Кунина, он  находился в Мюнхене якобы «под опекой немецкого союза писателей». Однако этому никто не верил. Смерть Владимира  Фейнберга  (Кунина), по данным СМИ, "наступила в результате тяжёлой и продолжительной болезни".



Geschwister-Scholl-Platz 1 (городской район Maxvorstadt)

17 января 1997 года в Большом актовом зале  (Grosse Aula) главного корпуса   Мюнхенского университета имени Людвига Максимилиана (Ludwig-Maximilians-Universitaet Muenchen) выступал с лекцией российский государственный деятель,  военноначальник, генерал-лейтенант, губернатор Красноярского края, секретарь Совета безопасности Российской Федерации Александр Иванович Лебедь (1950 - 2002).
На университетском подиуме Александр Иванович cтоял в  привычной для него  позе: твердо и широко расставленные ноги, как у российского десантника, приземлившегося в вечерних сумерках в незнакомой местности  одной из западных стран. Классический костюм, белая рубашка с модным галстуком явно подходили его высокой фигуре и раздобревшему лицу, где, кажется, был наложен тональный грим или прилипла пудра. Значит, став  российским политиком,  генерал  почувствовал  значение макияжа, готовясь к выступлению в многолюдной аудитории. Изменились в лучшую сторону его прическа, мимика и кинетика движений. Александр Иванович внешне  был спокоен  и не выпячивал челюсть, когда говорил о серьезных вещах. Однако во время выступления улыбка на его лице  иногда смещалась влево, когда он искренне рассказывал баварцам о России – "больной стране с больным президентом". Публика почувствовала силу его мужественного голоса, а в синхронном переводе и народную мудрость его крепких слов и выражений типа: "Умный силу демонстрирует, а дурак применяет"; "Голова не может болеть , потому что она – кость"; "Когда я целенаправленно иду к цели, я похож на летящий лом"; "Если виноватых нет, их назначают" и др. Оратор несколько раз и совсем  не к месту вставлял в свой  рассказ дежурную и любимую им прибаутку "Каждый баран должен носить свои рога".

Грубо и предательски отправленный указом президента Бориса  Ельцина в отставку с поста секретаря Совета безопасности Российской Федерации и помощника президента по национальной безопасности, Александр Лебедь держался в Мюнхене как и подобает военному человеку – достойно и по-мужски. Как бы не язвили его оппоненты и недруги, сравнивая генерала то с Пиночетом, то с "узником из Бутырки", но именно он,  Александр Лебедь, а никто другой в России, остановил на периметре границ развалившегося Союза две войны – в Чечне и в  Приднестровье.

Внимание и интерес немецкой прессы к   визиту российского гостя в Германию были достаточно высоки. Пятиминутный рассказ о пребывании генерала  Александра Лебедя на баварской земле заказал автору этих строк  редактор русской программы Берлинского радио ("Sender Freies Berlin") Олег Циньковский. Сразу же после  выступления Александра Лебедя я срочно поспешил домой, где расшифровал на бумаге диктофонные  записи, набросав примерный текст репортажа. Несмотря на поздний час, позвонил в Приднестровье, где ждал моего звонка комендант Тираспольского военного гарнизона полковник Михаил Михайлович Бергман – соратник генерала Александра Ивановича  Лебедя по военной службе и борьбе с коррупцией и преступностью в регионе. Коменданта застал не в Тирасполе, а  на его даче в районе села Слободзея.  Он был обрадован успеху "папы" – так по-отечески называли за глаза командарма Александра Лебедя в 14-й российской  армии  приближенные к нему  офицеры. Михаил Бергман подробно расспрашивал о реакции местных средств массовой информации на визит генерала Лебедя в Германию, его интересовали все детали, связанные с выступлением "папы" в Мюнхенском университете.

Наша беседа телефонная продолжалась долго. На прощанье Михаил Михайлович произнес:

–"Папа" из Германии летит в Америку!..

Автору этих строк  так и не удалось хотя бы поговорить в здании университета  с Александром Ивановичем. Он покидал Большой актовый зал с приветливым лицом и, кажется, был доволен не только своей лекцией, но и оказанным ему вниманием со стороны присутствовавших гостей. В центральном проходе толпа широко расступилась и аплодировала российскому генералу. Публика заметила в этом московском политике какое-то "грубое очарование" и  оценивающе изучала  лицо, костюм и походку генерала. Она с любопытством   оглядывала  и  его  супругу, которую Александр Иванович нежно  держал  за руку.

...Александр Иванович был уже, наверно, на пути в США, когда русская программа берлинского радио передавала в эфир мой радиоматериал "Лебедь прилетел в Баварию":
"...Столицу Баварии – Мюнхен посетил генерал Александр Лебедь. Повышенный интерес к его личности будировала местная пресса, полярно представлявшая политический портрет известного генерала. Во время пребывания в Мюнхене он неоднократно и на всех уровнях подчеркивал, что вслед за Борисом Ельциным он займет кресло президента России. График его выступлений и встреч в течение неполных трех дней в Мюнхене был весьма плотным. В пятницу, 17 января, после беседы генерала Лебедя с премьер-министром Баварии Эдмундом Штойбергом Фонд автомобильного концерна BMW организовал в Мюнхенском университете встречу российского политика с общественностью города, где Александр Лебедь рассказал о настоящем и будущем России. В переполненный зал, вмещающий 800 человек, удалось без специальных приглашений пройти и большой группе переселенцев из Москвы и Санкт-Петербурга.  Более часа  они убеждали организаторов встречи, что  российский политик Александр Лебедь – их "кумир", летом прошлого года за него они дружно проголосовали в мюнхенском Генконсульстве Российской Федерации  на выборах российского президента.
В течение получаса Александр Лебедь свободно излагал свое видение сегодняшнего и будущего России – "больной" страны, у которой вдобавок и "больной" президент. Оратор признался, что он приехал в Германию со скромной целью – познакомиться со страной и ее людьми, не ожидая от кого-либо "милости и подачек". Он прямолинейно заявил, что не скрывает своей цели стать в будущем президентом России. Объяснил и причины своего  желания управлять страной (цитирую) – "умею останавливать, а не начинать войны", "умею принимать решения и отвечать за их последствия", "хочу установить диктатуру закона в России, ибо знаю, как это сделать". Лебедь упредил оппонентов, что он не собирается быть диктатором в России, так как  "достойным занятием для мужчины считает не начинать, а "убивать войны". С металлом в голосе  генерал  с университетской трибуны  произнес такие слова: "Мы декларируем на весь свет – Россия больше не воюет!" В зале неоднократно звучали аплодисменты, поддерживающие тот или иной тезис генерала, а иногда и его колкие слова и трудно переводимые на немецкий язык шутки. Несмотря на то, что в прошлом году мюнхенский гость уже  один раз поскользнулся на кремлевском паркете, Александр Лебедь все же прогнозировал: на следующих выборах президента России он сможет собрать 82 процента голосов избирателей. Причем, заметил оратор: "Я несу ответственность за эти слова".

Россия, по мнению генерала,  твердо встала на цивилизованный путь развития и в начале XXI века с помощью Германии она будет интегрирована в европейские структуры . "Когда-нибудь и нам надо начинать жить...", – мечтательно вздохнул генерал Александр Лебедь.  Он рассматривает Германию как притягательный пример для России в деле экономического взлета. "Германии необходимо сырье, а в России оно имеется в достатке, – заметил генерал. – Россия – колоссальный рынок для многих стран мира". Генерал Александр  Лебедь выступил в Мюнхене  за партнерство и сотрудничество России с Германией.

По окончании выступления российского гостя  многие присутствующие в университетском  зале адресовали ему много  вопросов.  Среди них были и довольно каверзные. Отвечал на них генерал честно и прямолинейно. В частности, от отметил, что продвижение НАТО на восток не следует увязывать со складывающимися  ныне отношениями России и Германии. Александр Лебедь не приветствует слияния России и Беларуси, ибо не верит в эту идею. Он склонен ее рассматривать как "отвлекающий маневр современных деятелей Кремля" в условиях "болезненного состояния президента России".
В конце встречи с горожанами баварской столицы Александр Иванович Лебедь выразил надежду, что Россия станет когда-нибудь процветающей страной, такой – как и современная Германия. Он искренне пожелал ее народу мира, счастья и благоденствия.

В тот же день в баварской столице состоялся прием по случаю пребывания российского гостя на немецкой земле. В морозный день 18 января генерал Александр Лебедь и сопровождающие его в поездке лица посетили город Дахау и его мемориальный  музей на месте бывшего концлагеря. Осмотр этого объект проходил по ускоренной программе. В одном из сохранившихся бараков генерал остановился и вслух усомнился в том, что представленные в нем нары и другие предметы быта и есть те самые, на которых спали и  использовали заключенные в годы Второй мировой войны. Рядом с крематорием в год вывода советских войск из Германии была установлена деревянная часовня-памятник в молитвенную память о соотечественниках, погибших в концлагерях. В часовне  проходило богослужение, когда Александр Иванович и его супруга предстали перед алтарем. Молящиеся заметили, что гости не поставили свечи, ибо не более полутора минут российские гости находились в часовне. Когда гости вышли, за ними, прихрамывая, поспешил один из певчих – "бывший узник Дахау" Глеб  Рар. Он остановил  Александра Лебедя и кратко рассказал ему о себе и о страшной жизни заключенных в концлагере... 
(Кстати, нигде в Германии не имеется  архивных документов,  справок и регистрационных записей, подтверждающих о даже  краткосрочном  пребывании  в 1945 году   Г. А. Рара  в концлагере Дахау. Такие документы отсутствовали и у самого Г.А.Рара, о чем он однажды подтвердил в беседе и. с автором этих строк. По мнению некоторых экспертов, известная статья Г.А. Рара о праздновании с его  участием в 1945 году Пасхи в одном из бараков лагеря является литературным творчеством бывшего работника Радио Свобода. По информации сестер Кармелитского монастыря "Святая Кровь", расположенного к северу от    территории бывшего концлагеря в Дахау, у них не имеется "никакой бумажной иконки", якобы присутствующей в 1945 году во время пасхального богослужения в одном из бараков концлагеря. Об этой "иконе" рассказывает гостям Мюнхена  зять Г.А.Рара - протоиерей Николай Забелич.– Примечание автора).

...На глазах супруги генерала Лебедя выступили слезы – то ли от содержания рассказа старого человека, то ли от пронизывающего ветра на территории бывшего концлагеря. Перед телекамерами многочисленных журналистов у Александра Ивановича  Лебедя состоялись короткие беседы с соотечественниками, живущими в Баварии со времен войны. Генерал вежливо выслушивал и в ответ только благодарил людей за добрые слова  в его адрес и  в адрес возрождающейся России. "Мы в вас верим!" – крикнула одна пожилая женщина из поселка Людвигсфельд, когда генерал Лебедь садился в автомобиль, чтобы отправиться далее в путь – осматривать под Мюнхеном одну из бундесверовских казарм.

Где бы не останавливался российский гость, его атаковали журналисты и телерепортеры. В свою очередь Александру Лебедю небезынтересно было держать в руках свежие баварские газеты, весьма неоднозначно освещающие его пребывание на немецкой земле..." (конец репортажа. – Примечание автора). Некоторые  из таких газет автор этих строк передал сопровождавшим российского политика  референтам из Москвы.


Opalstrassе, 30 (городской район Luеdwigsfeld).

В этом доме жил  священнослужитель Православной Российской Церкви, в эмиграции  – протопресвитер РПЦЗ, богослов и публицист Василий Петрович Виноградов (23.03/ 04. 1885 – 24.10.1968). История его  появления в 1944 г. сначала в Австрии и через год в Германии до конца и во всех деталях неизвестна. После Вильнюса и Вены отец Василий  попал в годы Второй мировой войны на германскую землю и служил в течение шести лет настоятелем храмов в Бад-Наухайме и Штутгарте, и только в 1951 г. прибыл в Баварию. Последним местом его жительства был так называемый "русский" поселок Людвигсфельд, территориально близко расположенный к  району Фельдмохинг, не входившему тогда в городскую черту Мюнхена. Cтарец проживал на третьем этаже в доме (второй подъезд справа) с печным отоплением и минимальными удобствами. Многие годы  он служил в одном из самых почитаемых в среде русской эмиграции Баварии православном храме в честь Архистратига Михаила, расположенном неподалеку – на Achatstra;e 14. В 60-годы прошлого столетия небольшую квартиру отца Василия в Людвигсфельде знали почти все православные русские дети, жившие в этом поселке. Ослепший и немощный отец Василий в последние годы жизни превратил свое жилище в православную школу, где преподавал детям Закон Божий. Лично о cебе и о своей жизни в дореволюционной России и в условиях безбожной советской власти батюшка рассказывал детям редко и мало. 
…Родился Василий Виноградов в семье священника Вознесенской церкви (ее здание не сохранилось на нынешней ул. Карасёва) города Можайск Московской губернии. В 1899 году он окончил Звенигородское духовное училище, в 1905 году – Вифанскую православную духовную семинарию при мужском Спасо-Вифанском монастыре (его постройки ныне – в Сергиевом Посаде на ул. Маслиева). Через четыре года завершил учебу в Московской духовной академии со степенью кандидата богословия и был оставлен в ней профессорским стипендиатом. 
Основные вехи его жизни и деятельности в царской России и довоенном СССР кратко изложены в "Православной энциклопедии" (т.8, с.521– 522). По данным этого источника, c середины августа 1910 года он исполнял должность доцента кафедры гомилетики, был сотрудником епископа Евдокима по изданию журнала "Христианин", а с 1914 года он официально признан доцентом и назначен ответственным редактором журнала "Христианин".

В том же 1914 г. Василий Виноградов был удостоен степени магистра богословия за диссертацию "Уставные Чтения. Вып. 1. Уставная регламентация Чтений в Греческой церкви" (Сергиев Посад, 1914). Через два года он по неизвестным причинам был уволен из Московской духовной академии и недолго занимался преподавательской деятельностью в Московской семинарии. Причины увольнения до конца не выяснены, но уже в конце мая 1917 года Виноградова вновь восстановили в академии. Он выполнял в ней функции экстраординарного профессора на кафедре гомилетики и пастырского богословия. За время службы в академии им опубликовано более 50 работ по богословию, литургике, гомилетике, церковно-общественным и актуальным религиозным проблемам. В мае 1917 года он участвовал в работе 1-го Всероссийского съезда деятелей духовной школы. В июне следующего года Василий Виноградов стал помощником ректора Московской православной народной академии, где преподавал курс церковной практики. В 1918 года его выбирают в Московский епархиальный совет, он возглавляет пастырские курсы и служит проректором Московской духовной академии.
Далее линия жизни Василия Виноградова, неоднократно подвергавшегося со стороны большевистских судов арестам и ссылкам, резко ломается и приобретает трагическую окраску. В начале 1921 года он был арестован, осужден и отправлен отбывать срок в лагере под Архангельском, но в конце того же года освобожден. 3 февраля 1922 года в Москве Патриарх св. Тихон рукоположил его во иерея с возложением золотого наперсного креста. В мае того же года его арестовали вместе с Патриархом св. Тихоном и заключили в одну из московских тюрем, а затем перевели во владимирскую тюрьму. В начале 1923 года Василия Виноградова освободили из заключения, и он возвратился в Москву, где был возведен в сан протоиерея, награжден палицей и назначен настоятелем располагавшейся в Сущёве на Тихвинской улице церкви в честь Тихвинской иконы Божией Матери.

В 1923–1924 годах он возглавлял Московский епархиальный совет. В мае 1924 года кандидатуру отца Василия включили в состав Высшего церковного совета, а через четыре года его награждали митрой. В 1930 года отца Василия вновь арестовали, и в течение следующих семи лет он отбывал срок заключения в лагерях на Колыме, в Красновишерске, Архангельске, Перми и Владимире. После освобождения, в 1935 –1942 годах, отец Василий служил в храмах Московской и Калужской областей. В 1938 г. его наградили правом служения литургии при открытых царских вратах до "Отче наш". В конце 30-х годов он служил настоятелем Иоанновской церкви в селе Фёдоровском (Угодско-Заводской район Калужской области). 

С осени первого года Второй мировой войны отец Василий находился в оккупированной войсками неприятеля территории. Весной 1942 г. ему удалось бежать в Литву, где он становится наместником Вильнюсского в честь сошествия Святого Духа на апостолов мужского монастыря, a через год его возводят в сан протопресвитера. С той поры и до начала 1944 года отец Василий выполнял функции ректора пастырско-богословских курсов и преподавал в духовной семинарии Вильнюса. В 1944 году он принял решение эмигрировать в Австрию и перейти в юрисдикцию РПЦЗ. В том же 1944 года его назначали настоятелем собора святителя Николая Чудотворца в Вене, который после начала войны находился в подчинении Внешнеполитического ведомства Третьего рейха, а в мае 1943 года был передан во временное пользование общине РПЦЗ во главе с полковником в отставке Георгом фон Генюком. После прихода в Вену советских войск в мае 1945 года собор перешёл в ведение Московского Патриархата, а отец Василий в том же году появился в Германии.

Он служил cначала в храме во имя свт. Иннокентия, епископа Иркутского, и прп. Серафима Саровского в курортном городе Бад-Наухайме ( ныне – федеральная земля Гессен). В военные годы здание храма превратили в склад различных вещей и предметов, вынесенных из разрушенных во время бомбардировок городских зданий. Большая часть церковного имущества вместе с ценными иконами, вывезенными во время бомбардировок с целью их укрытия, бесследно исчезли. Церковные колокола были отобраны немецкими властями для военных целей. В первые послевоенные годы в Бад-Наухайме заметно увеличилось число русских беженцев и выросла греческая диаспора. Храмом попеременно пользовались русская и греческая православные общины, поэтому отцу Василию Виноградову приходилось поочередно проводить богослужения на двух языках. После Бад-Наухайма служение отца Василия некоторое время было продолжено в православной общине при храме Святителя Николая в Штутгарте – столице земли Баден-Вюртемберг. Купол и башня храма были разрушены попаданием бомбы в сентябре 1944 года, в огне сгорели убранство и библиотека, но стены храма выстояли. Возглавляемая отцом Василием православная община стала местом утешения нескольких сотен российских и украинских граждан, находившихся на принудительных работах в Штутгарте и его окрестностях. Однако имеются сведения, что здесь у отца Василия  не сложились отношения с  прихожанами  храма Святителя Николая. 

В 1951 году 66-летний отец Василий переехал в Мюнхен и стал "душепопечителем Михайловской церкви в Шляйсхайме", расположенном в окрестностях Мюнхена. Одновременно его назначили редактором "Церковных ведомостей" Германской епархии РПЦЗ, а в 1954 году поручили читать лекции и возглавлять пастырские курсы при епархиальном управлении. В 1952 –1954 гг. в мюнхенских и гамбургских церковных изданиях появились несколько переведенных на немецкий язык богословских статей отца Василия. В 1959 году в Мюнхене вышла в свет  его мемуарная книга "О некоторых особенно важных моментах последнего периода жизни и деятельности святейшего патриарха Тихона" (71 стр.), где содержатся ценные материалы, свидетельствующие о трагической эпохe в истории Русской Православной Церкви в советские годы. Издание с воспоминаниями протопресвитера Василия Виноградова, непосредственного участника описываемых событий, было осуществлено "группой прихожан мюнхенской Михаило-Архангельской церкви в Людвигсфельде". Российские специалисты в области церковной истории, ознакомившись с cодержанием книги, обратили внимание, что ее автор рассматривает так называемое "завещание" патриарха Тихона как фальсификацию советского ГПУ и приводит свои обоснования "неподлинности" этого "документа". Отец Василий в своих воспоминаниях отметил, что текст "завещания" был подготовлен руководителями ГПУ. Он не был признан и подписан патриархом, поскольку его внезапная смерть предотвратила интригу советских властей. 
По воспоминаниям прихожан, в последние десять лет жизни отец Василий совсем ослеп, но вместе с протоиереем Сергием Матвеевым и с помощью дьякона и пономаря он продолжал совершать богослужения вплоть до своего ухода на покой в 1964 году. Тексты из Евангелия и все литургические молитвы он произносил наизусть. Будучи на покое, он в сопровождении поводырей посещал богослужения в Михаило-Архангельской церкви, располагавшейся в двухстах метрах от его жилища. До самых последних дней жизни отец Василий оставался для членов людвигсфельдского прихода дорогим духовным отцом, всегда находившим время для утешений и бесед с детьми и взрослыми. В своей квартире он преподавал приходским детям Закон Божий, вел обширную переписку и редактировал свои публикации. Из числа грамотных подростков у него были даже свои "секретари", выполнявшие эти функции на общественных началах. Одним из таких "секретарей" был назначен нынешний протодиакон Мюнхенского Кафедрального собора РПЦЗ Георгий Кобро ( Бергман ). По воспоминаниям прихожан, за три года до кончины отца Василия, в августе 1965 года митрополит Филарет (Вознесенский, с 1964 года – глава РПЦЗ) посетил приход в Людвигсфельде и привез с собой чудотворную Курскую-Коренную икону Божьей Матери. Этому посещению владыки и принесению почитаемой в РПЦЗ иконы  особенно порадовался болезненный отец Василий. 

…Внезапная смерть 24 октября 1968 г. оборвала неустанную деятельность протопресвитера Василия Виноградова и болью отозвалась в сердцах православных людей в Баварии и всей Германии. В некрологе, посвященном его кончине и опубликованном в парижском эмиграционном издании "Русская мысль", новопреставленный характеризовался как "признанный русский богослов, выдающийся проповедник, почтенный пастырь, проницательный и мудрый священник, добрый и сердечный человек". Его смерть называлась "большой потерей" не только для Людвигсфельда, но и для всей русской эмиграции. Для многих осиротевших духовных чад протопресвитер Василий Виноградов был "образцом старца-монаха, который, подобно "доброму пастырю", помогал многочисленным страждущим советом, облегчая их тяготы". Ныне текст этого некролог и другие материалы по истории "русского" Людвигсфельда и деятельности протопресвитера Василия Виноградова можно обнаружить в ряде специальных архивах и музеях, рассказывающих об истории и жизни "второй волны" эмиграции в Германии.
 
...Подойдя к могильному  холмику протопресвитера Василия Виноградова,  погружаешься в собственные размышления о том, как вдали от российских границ проходит и как должна бы проходить твоя  земная жизнь. Человек в последние минуты жизни, как это случилось и с отцом Василием, не выбирает ни страны, ни  дома, ни  пришедшего на помощь врача, ни места  последнего приюта на  кладбище. Последнее для всех – неминуемое будущее.


Sophienstrasse 6  ( городской район Maxvorstadt) 

В этом здании находится лекционно-концерный зал "Sophiensaal", где в 1963 году состоялся поэтический вечер   российского поэта Евгения Евтушенко ( 1932 –2017). Об этом событии в том же году кратко сообщило германское агентство dpa. Новость сопровождала фотография поэта, читавшего стихи. Автор черно-белого фотоснимка Gerhard Rauchwetter. В 1963 году в ФРГ  вышел сборник стихотворений известного советского поэта под названием "Со мною вот что происходит" ("Mit mir ist folgendes geschehen. Gedichte"von Jewgeni Jewtuschenko und Franz Leschnitzer; 63). В одной немецкой книге написано, что Евгений Евтушенко был номинирован на получение крупнейшей литературной премии ФРГ – "Премии Георга Бюхнера" (Georg-B;chner-Preis)  c вознаграждением 40 тысяч евро ( в те времена  в стране была в ходу немецкая марка).  "Sophiensaal" и улица Sophienstra;e названы в честь принцессы Софи (1805 –1872), дочери баварского короля Максимилиана I Йозефа. 


Stadelheimer Strasse 12  ( городской район Giesing)

В 01.50 минут в ночь на 5 июня 1919 г. в здании мужской тюрьмы Штадельхайм был расстрелян политик Баварской советской республики, коммунист Евгений Левине (Eugen Levine 23.05.1883 – 05.06.1919), возглавлявший в Мюнхене с 14 -го по 27 апреля 1919 года так называемое "правительство Баварской советской республики" 
В одном из документов Городского архива в Мюнхене автор этих строк обнаружил, что фамилия Левине написана как «Levine-Niessen». В документе сообщается, что Евгений Левине был доктором философии, имел немецкое гражданство и был женатым человеком. В графе о месте жительства и мюнхенской прописке какие-либо данные отсутствуют. Евгений Левине родился 10 /23 мая в Петербурге в семье богатых еврейских родителей –Юлиуса Левине и Розалии Гольдберг. В 1886 году
после скончавшегося от оспы  отца  Евгений в возрасте трех лет перевезён матерью в Висбаден и позже в Манхайм. В молодые годы он изучал право в  Гейдельберге, где во время учёбы познакомился с русскими эмигрантами. В 1905 году участвовал в революционных событиях в России. Здесь он был арестован, заключен в тюрьму и отправлен  в Сибирь, где работал в руднике по добыче свинца. В 1906 году ему удалось совершить побег и перебраться в Германию, где Левине начал вести деятельность профессионального революционера. В мае 1915 году он женился на дочери раввина по имени Роза (урожд. Бройдо). В 80-е годы прошлого столетия в Германии изданы воспоминания Розы Майер-Левине о жизни и смерти Евгения Левине: (Rosa Meyer-Levine. Levine. Leben und Tod eines Revolution;rs. Erinnerungen. Hanser, Carl GmbH + Co. (1982). В книге представлено несколько фотографий из семейного альбома. Одна из них запечатлела Eвгения Левине и его супругу Розу (1916). Вскоре после свадьбы E. Левине был призван в немецкую армию и назначен на должность переводчика в лагере для высокопоставленных союзных военнопленных, расположенном на окраине Гейдельберга. Позже он работал переводчиком в судах над военнопленными. После демобилизации из армии E. Левине вернулся  в   Гейдельбергский университет, где читал лекции о современной России. Некоторое время Левинe был советником посла России по германским делам в посольстве в Берлине, а его супруга Роза выполняла функции переводчика. Присоединившись к большевикам, Левине работал под вымышленной фамилией «Берг». Имеются данные о том, что непродолжительное время он активно контактировал с основанном в 1918 году  российским телеграфным агентством (РОСТА) — центральным информационным органом советского государства. В 1919 году Е. Левине оказался в Мюнхене и был в числе тех, кто создавал Баварскую советскую республику. Она была кратковременным государственным образованием, провозглашённым 13 апреля 1919 года в Мюнхене местным советом рабочих и солдатских депутатов. До 29 апреля того же года Баварская Красная армия вела бои за установление контроля над всей территорией Баварии. В тот же день германские войска и части Фрайкора перешли в контрнаступление. Просуществовала советская республика до 1 мая 1919 года, когда правительственные войска и соединения Свободного корпуса вошли в Мюнхен. 3 мая состоялось последнее заседание правительства Баварской советской республики, а 5 мая 1919 года были подавлены последние очаги сопротивления. Eвгений Левине был арестован баварскими властями 12 мая и отправлен в тюрьму Штадельхайм в Мюнхене. 3 июня 1919 года приговорен к смертной казни, а через два дня расстрелян.


Tierschtrasse 49   ( городской район  Altstadt-Lehel). 

В четырехэтажном здании по этому адресу, где сегодня находится "Hotel Splendid-Dollmann",  жил русский военный деятель, генерал от кавалерии, барон и переводчик военно-исторической литературы Евгений-Алекcандр-Эрнест Александрович Рауш фон Траубенберг (1855 –1923). Адрес обнаружен автором этих строк в документах Городского архива в Мюнхене. Происходил барон из дворян Эстляндской губернии. Родился 11 июня 1855 года в Старой Руссе. Женился  на Нине Дмитриевне Набоковой (1860–1944), дочери министра юстиции Д.Н. Набокова.  Их сын – Георгий (Юрий; 1897–1919) погиб в гражданскую войну. Военная  служба  барона  Рауша фон Траубенберга  началась 1 сентября 1871 года. Через два  года он окончил Пажеский корпус. Был участником  русско-турецкой войны 1877–78 гг. Окончил Николаевскую Академию Генерального Штаба и  состоял для особых поручений при штабе 1-го армейского корпуса. С 1881 по 1884 год  он числится старшим адъютантом штаба 2-й гвардейской пехотной дивизии,  находился в должности штаб-офицера для поручений  при штабе войск Гвардейского и Петербургского военного округа. С января 1885 года – барон  Рауш фон Траубенберг  получил погоны подполковника,  а c августа 1888 года – полковника. Значился военным агентом в Афинах. Барон  Рауш фон Траубенберг  стал автором  перевода на русский язык немецкого варианта книги военного специалиста Джорджа Денисона «История конницы»,  опубликованной в России в 1897 году. «История конницы» в двух книгах вышла в 2001 году в московском издательстве «Астрель» (Перевод с немецкого Е.А. Рауш фон Траубенберга). Барон  Рауш фон Траубенберг  служил в Кирасирском полку, командовал 39-м драгунским Нарвским полком и  состоял в распоряжении начальника Главного Штаба. В 1899 году он получил звание генерала-майора, служил начальником штаба Гвардейского корпуса и Московского военного округа. В 1905 году ему присвоено звание генерала-лейтенанта. С 1907 по 1910 год был начальником 5-й кавалерийской дивизии, после этого – командиром 23-го армейского корпуса. В 1911 году барон Рауш фон Траубенберг  становится генералом от кавалерии и выполняет функции помощника командующего войсками Варшавского военного округа. В июле 1914 года назначен главным начальником Минского военного округа, сформированного на базе управления Варшавского округа. 3 марта 1917 года его арестовывают солдаты Смоленского гарнизона, причем, в конце того же месяца его снимают с должности и зачисляют в резерв чинов при штабе Киевского военного округа. В ноябре 1917 года уволен от службы с мундиром и пенсией. Награжден многими российскими и иностранными орденами. Во время Гражданской войны находился в составе Вооружённых сил Юга России. В 1920 году барон оказался в Русской армии в Крыму. После поражения белых армий он  эмигрировал и в конце концов   оказался в Мюнхене. По вероисповеданию барон был лютеранином, поэтому, оказавшись в баварской столице, он поселился  недалеко от реки Изар, где   расположено красивое здание  протестантской церкви Лукаскирхе, построенной в 1893–1896 гг. в романском стиле Альбертом Шмидтом. Умер барон Рауш фон Траубенберг 14 февраля 1923 года в Мюнхене. 

5 марта 2017 года, Мюнхен.